Поиск по сайту:

Проблема доброты и жестокости в цикле Брендона Сандерсона «Пепел и сталь»

В данной статье рассмотрена проблема доброты и жестокости на примере произведения Брендона Сандерсона “Пепел и сталь”.

Пробный тест ЕГЭ 2019 русский язык от Egeshik!
Редакция нашего сайта подготовила для вас пробные тест ЕГЭ 2019 по русскому языку. Пройдите их, проверьте свои знания!  
Перейти к выбору теста!

Философские, моральные и нравственные категории Доброта и Жестокость проявляются всегда вместе. Желая сделать добро одним, человек сталкивается с необходимостью быть жестоким с другими, потому что без этой жестокости невозможно совершить добро.
Цикл повестей Сандерсона «Пепел и сталь» описывает вымышленный мир, в котором Империя существует за счет труда рабочих-скаа.
Трестинг и его гость стояли на маленькой террасе на вершине холма. Отсюда открывался хороший вид на поля: сотни людей в коричневых комбинезонах трудились под дождем, оберегая урожай. Двигались они медленно — что, впрочем, нормально для скаа. Лень — их отличительное свойство.
……….
Приближение надсмотрщика с кнутом заставляло их на несколько мгновений проявлять усердие, но как только тот удалялся, они тут же снова теряли темп.
Трестинг повернулся к человеку, стоявшему рядом с ним на холме.
— Можно было предположить, — заметил Трестинг, — что тысячи лет работы на полях научили их хоть чему-то.
— Вам бы следовало увидеть город скаа, Трестинг, — сказал поручитель, глядя на работающих скаа. — Ваши еще вполне прилежны в сравнении с живущими в Лютадели. Вы… довольно строги со своими скаа. Сколько вы примерно теряете в месяц?
— О, с полдюжины или около того, — ответил Трестинг. — Кто-то гибнет от побоев, кто-то от переутомления.
— Беглые есть?
— Нет! — воскликнул Трестинг. — Когда я только унаследовал от отца эти земли, несколько скаа сбежало — но я тут же казнил их семьи. Остальные перетрусили. Я никогда не понимал тех, у кого возникают трудности со скаа; этими тварями легко управлять, если дать им почувствовать твердую руку.
Такое жестокое отношение считается нормой среди лордов, потому что скаа в их понимании не люди, а животные.
Главные герои произведения — лидер повстанцев Кельсер и его ученица Вин хотят изменить это положение в стране. Хотят сделать скаа свободными и равноправными, хотят сломать порядок, установленный в империи.
Но сами скаа не желают перемен, они привыкли к рабскому состоянию. Они говорят ему об этом в лицо.
— Ты тот, кого называют Спасителем: тебя выдают шрамы на руках. От тебя одни неприятности — ты бродишь по плантациям и возбуждаешь недовольство. Ты ешь нашу пищу, рассказываешь свои прекрасные истории, ты лжешь — а потом исчезаешь и предоставляешь людям вроде меня справляться с бессмысленными надеждами, которые ты даешь нашим детям.
……….
— Значит, тебя все устраивает? — спросил Кельсер, кивком указывая на хижину и ее полуголодных, измученных обитателей. — Ты доволен жизнью, полной побоев и бесконечной тяжелой работы?
— По крайней мере, это жизнь, — ответил Меннис. — Я знаю, что приносят недовольство и бунты. Глаз лорда-правителя и гнев Стального братства куда страшнее нескольких ударов кнутом. Люди вроде тебя призывают к переменам, но я сомневаюсь, можем ли мы выиграть эту битву?
И для того, чтобы спровоцировать их на действия, чтобы его план дать скаа добро осуществился, Кельсер со страшной жестокостью уничтожает всю семью лорда.
Особняк исчез. На его месте осталось лишь черное дымящееся пятно.
— Великий лорд-правитель! — прошептал Меннис. — Что случилось?
— Он убил их всех.
Меннис обернулся. Это сказала дочь Джесс. Она стояла неподалеку, глядя вниз, на остатки дома, и на ее юном лице светилось удовлетворение.
— Они все были мертвы, когда он вывел меня наружу, — пояснила девушка. — Все: солдаты, надсмотрщики, лорды… мертвы! Даже лорд Трестинг и его поручители. Хозяин оставил меня, когда поднялся шум, и пошел выяснить, в чем дело. Когда мы покинули дом, я видела его — он лежал, залитый собственной кровью, а из его груди торчал кинжал. А тот человек, который меня спас, бросил в дом факел, когда мы уходили.
Кельсер и Вин понимают, что их доброта по отношению к рабочим натолкнётся на яростное сопротивление лордов, и поэтому готовят, провоцируют и развязывают войну между кланами. Убивая для этого невиновных и планируя убить правителя.
Стражник дернулся и замер: его горло было перерезано. Кельсер мягко отпрыгнул в сторону, прислушиваясь к звукам ночи и ожидая, что кто-то забьет тревогу. Вокруг стояла тишина.
Кельсер предоставил стражника его судьбе. Этот человек, похоже, был мелким дворянином. То есть врагом. Если бы на его месте оказался солдат-скаа, предавший свой народ за несколько монет… Ну тогда Кельсер с еще большим удовольствием отправил бы его в вечность.
…………
Марш повернулся и бросил на кресло лист бумаги.
— Что это? — спросил Кельсер, поднимая лист.
— Имена одиннадцати человек, которых ты убил прошлой ночью, — ответил Марш. — Я подумал, ты захочешь их знать.
Кельсер смял лист и швырнул в очаг, где потрескивали поленья.
— Они служили Последней империи.
— Они были людьми, Кельсер! — резко бросил Марш. — Живыми людьми, имели семьи. Некоторые из них были скаа.
— Это предатели.
— Это люди, — повторил Марш. — Люди, которые всего лишь пытались принять жизнь такой, какая она есть.
— Ну, я делаю то же самое, — сказал Кельсер. — И к счастью, жизнь дала мне способность расправляться с людьми вроде них. Если уж они хотят выступать против меня, как лорды, то могут и умереть как знатные люди.
Лицо Марша потемнело.
— Как ты можешь столь легкомысленно говорить о смерти?
— Да так, Марш, — пожал плечами Кельсер. — Чувство юмора — это все, что у меня осталось. Чувство юмора и решимость
В конечном итоге Кельсер приносит себя в жертву ради идеи добра, используя жестокость лорда-правителя для разжигания ненависти в скаа к правящим лордам
— Я ведь однажды уже убил тебя, — сказал лорд-правитель, переводя взгляд на Кельсера.
— Ты пытался, — ответил Кельсер громко и твердо, и его голос разнесся над площадью. — Но ты не можешь меня уничтожить, лорд-тиран! Я есть то, чего тебе никогда не убить. Я есть надежда!
Лорд-правитель презрительно фыркнул. И, небрежно взмахнув рукой, тыльной стороной ладони ударил Кельсера по лицу с такой силой, что Вин услышала треск, разнесшийся над притихшей площадью.
Кельсер провернулся на месте и упал, разбрызгивая фонтан крови.
— НЕТ! — закричала Вин.
Лорд-правитель выдернул копье и пронзил грудь Кельсера.
— Начнем казнь, — сказал он, направляясь к карете.
Автор полностью на стороне своего главного героя. Вся жестокость, которую совершает Кельсер, оправдана той идеей, которую он хочет осуществить – идеей изменения страны в сторону добра и справедливости.
Невозможно однозначно ответить, где грань, за которой жестокость, творимая сейчас, ещё может быть оправдана завтрашним наступлением добра. Но я, как и автор, на стороне Кельсера.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Подготовка к ЕГЭ 2019 по русскому языку, математике, физике и обществознанию
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: